Take a fresh look at your lifestyle.

Здравый смысл в юриспруденции

В одной из опубликованных в «Neue Freie Presse» статей Тецнера, написанной по случаю столетнего юбилея Австрийского гражданского уложения и посвященной движению за права и свободы, автор указывает на то, что в результате сегодняшней, временами крайне небрежной, законодательной деятельности и особенно в результате обсуждения законопроектов в парламентских кругах юриспруденции появляются законы, в которых полностью отсутствует какой-либо здравый смысл.

В своем сочинении о здравом смысле

По этому поводу он говорит буквально следующее: «Нужно обдумать, не следует ли сделать открытыми для общественности совещания и специальные пленумы австрийского конституционного суда, по крайней мере те, что касаются важных правовых вопросов, чтобы показать, сколь образцовым образом в результате взаимодействия формально обученных судей и выдающихся администраторов здесь выполняются функции, схожие с законодательными, и как здесь улаживаются некоторые вопросы, которые претерпели ущерб в результате поверхностного и непоследовательного обращения с законодательством».

Против этого в целом нечего возразить, только речь здесь, несомненно, идет о правовых предложениях, созданных не законодателем, а судьей. В более широком круге вопросов историческое толкование не может прийти на помощь юристам из-за неизбежного недостатка человеческих возможностей в деле формирования представлений и понятий. Мы не можем додумать наши мысли до конца, потому что представления и понятия, которыми мы мыслим, не являются чем-то законченным и завершенным.

В своем сочинении о здравом смысле в юриспруденции Вурцель говорит об этом так: «Если бы я искал самое точное наглядное объяснение, графическое представление понятия, то я ни в коем случае не стал бы сравнивать его с геометрической фигурой. Я бы, скорее, вспомнил о фотографии с размытыми и постепенно сливающимися контурами: при первом взгляде они кажутся вполне четкими, потому что в поле зрения оказывается лишь центр, лишь собственно картинка; но если мы попытаемся зафиксировать ее границы, то мы увидим скрытую от нас прежде невозможность определить, где на самом деле заканчивается изображение и начинается фон. Так, каждое понятие эмпирических наук, наряду с центральным представлением, всегда имеет постепенно сходящую на нет переходную зону, и при этом у одного понятия она шире, у другого — оказывается более узкой».

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (15 votes, average: 4,60 out of 5)

В своем сочинении о здравом смысле

По этому поводу он говорит буквально следующее: «Нужно обдумать, не следует ли сделать открытыми для общественности совещания и специальные пленумы австрийского конституционного суда, по крайней мере те, что касаются важных правовых вопросов, чтобы показать, сколь образцовым образом в результате взаимодействия формально обученных судей и выдающихся администраторов здесь выполняются функции, схожие с законодательными, и как здесь улаживаются некоторые вопросы, которые претерпели ущерб в результате поверхностного и непоследовательного обращения с законодательством».

Против этого в целом нечего возразить, только речь здесь, несомненно, идет о правовых предложениях, созданных не законодателем, а судьей. В более широком круге вопросов историческое толкование не может прийти на помощь юристам из-за неизбежного недостатка человеческих возможностей в деле формирования представлений и понятий. Мы не можем додумать наши мысли до конца, потому что представления и понятия, которыми мы мыслим, не являются чем-то законченным и завершенным.

В своем сочинении о здравом смысле в юриспруденции Вурцель говорит об этом так: «Если бы я искал самое точное наглядное объяснение, графическое представление понятия, то я ни в коем случае не стал бы сравнивать его с геометрической фигурой. Я бы, скорее, вспомнил о фотографии с размытыми и постепенно сливающимися контурами: при первом взгляде они кажутся вполне четкими, потому что в поле зрения оказывается лишь центр, лишь собственно картинка; но если мы попытаемся зафиксировать ее границы, то мы увидим скрытую от нас прежде невозможность определить, где на самом деле заканчивается изображение и начинается фон. Так, каждое понятие эмпирических наук, наряду с центральным представлением, всегда имеет постепенно сходящую на нет переходную зону, и при этом у одного понятия она шире, у другого — оказывается более узкой».

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.