Take a fresh look at your lifestyle.

Юристы безоговорочно рассматриваются как представители народа

Безелер возражает и против того, что юристы безоговорочно рассматриваются как представители народа при формировании права. Он полагает, что может возникнуть и такое право, «в случае которого нельзя, по меньшей мере заранее, предсказать, сохранит ли оно в себе характер общего права, и в какой степени оно сохранит этот характер». Прежде всего это касается тех случаев, когда в государстве издают плохие законы.

Относится это и к тем случаям когда внешнее

Относится это и к тем случаям, «когда внешнее влияние в результате продолжительного воздействия на правовое состояние достигает такой силы, что, в конце концов, из него развиваются настоящие правовые нормы, которые каждый считает обязательными и которых всем следует придерживаться».

Основной причиной действительности такого права оказывается обычай, «который больше не является, как в случае обычного права, просто внешним проявлением права, а способствует его формированию и при этом нередко находится в противоречии с духом народа и логикой вещей».

Обычное право само по себе оказывается чуждым самосознанию народа: с правом, возникшим непосредственно в сознании народа, оно находится либо во враждебных, либо в безразличных отношениях. Поэтому неправильно полагать, что право юристов является обязательным продолжением народного права — оно может быть просто обычным правом. Ясно, что Безелер здесь довел до конца собственные мысли Пухты и Савиньи. Если они и не желали признать, что в их время дальнейшее развитие права происходит при участии всего народа, и хотели, чтобы юристы пользовались авторитетом представителей народа, то речь у них шла только о том, чтобы оправдать заимствование и дальнейшую рецепцию римского права, остававшегося чуждым народному самосознанию и продвигавшегося только благодаря юристам.

Безелер, который, как германист, не считал своим долгом оправдывать эту рецепцию, пользовался своей свободой. Но, по сути, взгляды Савиньи и Пухты были очень близки взглядам Безелера, — пожалуй, даже ближе, чем они сами думали.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (16 votes, average: 4,60 out of 5)

Относится это и к тем случаям когда внешнее

Относится это и к тем случаям, «когда внешнее влияние в результате продолжительного воздействия на правовое состояние достигает такой силы, что, в конце концов, из него развиваются настоящие правовые нормы, которые каждый считает обязательными и которых всем следует придерживаться».

Основной причиной действительности такого права оказывается обычай, «который больше не является, как в случае обычного права, просто внешним проявлением права, а способствует его формированию и при этом нередко находится в противоречии с духом народа и логикой вещей».

Обычное право само по себе оказывается чуждым самосознанию народа: с правом, возникшим непосредственно в сознании народа, оно находится либо во враждебных, либо в безразличных отношениях. Поэтому неправильно полагать, что право юристов является обязательным продолжением народного права — оно может быть просто обычным правом. Ясно, что Безелер здесь довел до конца собственные мысли Пухты и Савиньи. Если они и не желали признать, что в их время дальнейшее развитие права происходит при участии всего народа, и хотели, чтобы юристы пользовались авторитетом представителей народа, то речь у них шла только о том, чтобы оправдать заимствование и дальнейшую рецепцию римского права, остававшегося чуждым народному самосознанию и продвигавшегося только благодаря юристам.

Безелер, который, как германист, не считал своим долгом оправдывать эту рецепцию, пользовался своей свободой. Но, по сути, взгляды Савиньи и Пухты были очень близки взглядам Безелера, — пожалуй, даже ближе, чем они сами думали.

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.