Take a fresh look at your lifestyle.

Юриспруденция и правоприменение

Юриспруденция и правоприменение всегда используют оптимальное толкование, которое находится у них в распоряжении, но в эпоху становления законодательства у субъектов правоприменения не было лучшего толкования, чем поверхностное, опирающееся на слова, — то толкование, которое мы сегодня называем буквальным.

У субъектов правоприменения о буквальном толковании правовых предложений речи уже

Следовательно, буквальное толкование является не особым видом толкования или проявлением существующего правопорядка, а наивным, беспомощным историческим исходным пунктом искусства толкования в целом. Напротив, юриспруденция, которая уже находится на высоте своих технических возможностей, стремится к толкованию вложенного в правовое предложение автором смысла, а применительно к юридической сделке — к толкованию, исходящему из принципа добросовестности.

У субъектов правоприменения о буквальном толковании правовых предложений речи уже не идет — римляне говорили только о строгом судопроизводстве и строгом толковании волеизъявления. Строгое судопроизводство было архаичным, придерживающимся традиционных и, насколько нам известно, негативных правил: запрет на вынесение решения об уменьшении взыскиваемой суммы, запрет на использование некоторых средств доказывания, запрет многих возражений, необходимость облекать возражение в рамки формуляра.

Строгое толкование некоторых юридических сделок связано с тем, что они были предназначены для применения в строгом судопроизводстве, в котором субъекты правоприменения были старые и имели традиционные принципы толкования.

Сегодняшняя юриспруденция называет строгим такое толкование, которое придерживается смысла правового предложения и отказывается от любого его смягчения, чтобы прийти к максимально справедливому результату. Обычно речь идет о толковании, которое оставляет без внимания тонкие оттенки смысла, не углубляется в психические обертоны автора, т. е. о грубом, аляповатом и, следовательно, неверном толковании.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (15 votes, average: 5,00 out of 5)

У субъектов правоприменения о буквальном толковании правовых предложений речи уже

Следовательно, буквальное толкование является не особым видом толкования или проявлением существующего правопорядка, а наивным, беспомощным историческим исходным пунктом искусства толкования в целом. Напротив, юриспруденция, которая уже находится на высоте своих технических возможностей, стремится к толкованию вложенного в правовое предложение автором смысла, а применительно к юридической сделке — к толкованию, исходящему из принципа добросовестности.

У субъектов правоприменения о буквальном толковании правовых предложений речи уже не идет — римляне говорили только о строгом судопроизводстве и строгом толковании волеизъявления. Строгое судопроизводство было архаичным, придерживающимся традиционных и, насколько нам известно, негативных правил: запрет на вынесение решения об уменьшении взыскиваемой суммы, запрет на использование некоторых средств доказывания, запрет многих возражений, необходимость облекать возражение в рамки формуляра.

Строгое толкование некоторых юридических сделок связано с тем, что они были предназначены для применения в строгом судопроизводстве, в котором субъекты правоприменения были старые и имели традиционные принципы толкования.

Сегодняшняя юриспруденция называет строгим такое толкование, которое придерживается смысла правового предложения и отказывается от любого его смягчения, чтобы прийти к максимально справедливому результату. Обычно речь идет о толковании, которое оставляет без внимания тонкие оттенки смысла, не углубляется в психические обертоны автора, т. е. о грубом, аляповатом и, следовательно, неверном толковании.

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.