Take a fresh look at your lifestyle.

Современная правовая действительность

Из-за методологического направления, выбранного всем современным правоведением, для нас остается непонятной современная правовая действительность. Сейчас мы не знаем ничего не только о каких-то отдаленных понятиях, но и о тех вещах, которые ежедневно оказываются у нас перед глазами.

Но для этого мы не имеем той уважительной причины

Почти каждый день несет нам некий юридический сюрприз, о котором мы узнаем из особого стечения обстоятельств, из конкретного правового спора, из газетной статьи, — либо это крестьянская барщина в Шварцен - берге, либо загадочное наследственное право застройки прямо в Вене, в районе Бригиттенау, либо особое передаваемое по наследству арендное правоотношение в Берегомете.

Для внимательного наблюдателя жизни ясно, что речь здесь идет не о единичных случаях. Мы повсюду идем на ощупь. Но для этого мы не имеем той уважительной причины, какую имеют историки права, для которых предмет их изучения безвозвратно исчез в прошлом. Нам достаточно всего лишь открыть глаза и уши, чтобы узнать все то, что имеет значение для права нашего времени. Во всем Австрийском гражданском уложении найдется только несколько скудных параграфов, которые, если судить по постраничным рубрикаторам, касаются брачного договора и общности имущества.

Тот, кто имеет возможность соприкоснуться с жизнью немецко-австрийского крестьянства, знает, что крестьяне практически повсеместно живут по правилам имущественной общности. Но этот произвольно образовавшийся режим имущественной общности супругов из немецко-австрийского крестьянства не имеет ничего общего с параграфами Австрийского гражданского уложения, а содержащиеся в нем предписания используются лишь поскольку, поскольку заключаются в разнообразные формы брачного договора. Какова цена такого правоведения, которое вынуждено признать, что изучаемый им и закрепленный в Гражданском уложении режим имущественной общности существует лишь на бумаге? Какова цена такого правоведения, которое ограничивает круг своих задач толкованием тех «намерений законодателя», что нашли свое воплощение в упомянутых четырех параграфах закона?

Правоведения, которое не занимается легкодоступными источниками об общеизвестном режиме имущественной общности, согласно которому живет все немецко-австрийское крестьянство?!

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (18 votes, average: 4,80 out of 5)

Но для этого мы не имеем той уважительной причины

Почти каждый день несет нам некий юридический сюрприз, о котором мы узнаем из особого стечения обстоятельств, из конкретного правового спора, из газетной статьи, — либо это крестьянская барщина в Шварцен - берге, либо загадочное наследственное право застройки прямо в Вене, в районе Бригиттенау, либо особое передаваемое по наследству арендное правоотношение в Берегомете.

Для внимательного наблюдателя жизни ясно, что речь здесь идет не о единичных случаях. Мы повсюду идем на ощупь. Но для этого мы не имеем той уважительной причины, какую имеют историки права, для которых предмет их изучения безвозвратно исчез в прошлом. Нам достаточно всего лишь открыть глаза и уши, чтобы узнать все то, что имеет значение для права нашего времени. Во всем Австрийском гражданском уложении найдется только несколько скудных параграфов, которые, если судить по постраничным рубрикаторам, касаются брачного договора и общности имущества.

Тот, кто имеет возможность соприкоснуться с жизнью немецко-австрийского крестьянства, знает, что крестьяне практически повсеместно живут по правилам имущественной общности. Но этот произвольно образовавшийся режим имущественной общности супругов из немецко-австрийского крестьянства не имеет ничего общего с параграфами Австрийского гражданского уложения, а содержащиеся в нем предписания используются лишь поскольку, поскольку заключаются в разнообразные формы брачного договора. Какова цена такого правоведения, которое вынуждено признать, что изучаемый им и закрепленный в Гражданском уложении режим имущественной общности существует лишь на бумаге? Какова цена такого правоведения, которое ограничивает круг своих задач толкованием тех «намерений законодателя», что нашли свое воплощение в упомянутых четырех параграфах закона?

Правоведения, которое не занимается легкодоступными источниками об общеизвестном режиме имущественной общности, согласно которому живет все немецко-австрийское крестьянство?!

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.