Take a fresh look at your lifestyle.

Применение закона

Применение закона судьей лишь до тех пор можно было считать простой, не требующей особых пояснений задачей, пока предполагалось, что судья просто выполняет то, что поручено ему законодателем.

Как происходит что слова нанесенные типографской краской на бумагу

Большая заслуга внешне банального высказывания Шлоссмана состоит в том, что оно, словно вспышка, высветило чрезвычайную трудность выдвижения подобного упрека. Как происходит, что слова, нанесенные типографской краской на бумагу и объявленные законом, оказываются столь отличными от других слов, бумаги и типографской краски — ведь они запускают в движение необозримый механизм и, в конечном счете, могут оказать столь мощное воздействие на применение закона?

Очевидно, при этом взаимодействуют психологические и общественные явления, понимание которых в данный момент еще едва ли является полным. Откуда мы вообще знаем, что нам кто-то хочет сказать своими словами? Этим вопросом веками занимается английская философия, и его важность для юриспруденции и применения закона признал уже Френсис Бэкон. Слова мы всегда, конечно, можем объяснить другими словами, но где-то же нужно остановиться: смысл подавляющего числа слов, по меньшей мере в нашем родном языке, не объясняется нам другими словами, а был усвоен иными способами.

Немецкие юристы закрепляют за словом определенное «объективное» значение, которое нужно лишь подставить, чтобы получить «объективный» смысл всей речи; но все же они также допускают, что на деле наравне с ним может окольными путями применяться и особый смысл, отличный от того «объективного» смысла, который говорящий хотел выразить своими словами. Но уже сам исходный пункт этого учения неверен.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (20 votes, average: 4,80 out of 5)

Как происходит что слова нанесенные типографской краской на бумагу

Большая заслуга внешне банального высказывания Шлоссмана состоит в том, что оно, словно вспышка, высветило чрезвычайную трудность выдвижения подобного упрека. Как происходит, что слова, нанесенные типографской краской на бумагу и объявленные законом, оказываются столь отличными от других слов, бумаги и типографской краски — ведь они запускают в движение необозримый механизм и, в конечном счете, могут оказать столь мощное воздействие на применение закона?

Очевидно, при этом взаимодействуют психологические и общественные явления, понимание которых в данный момент еще едва ли является полным. Откуда мы вообще знаем, что нам кто-то хочет сказать своими словами? Этим вопросом веками занимается английская философия, и его важность для юриспруденции и применения закона признал уже Френсис Бэкон. Слова мы всегда, конечно, можем объяснить другими словами, но где-то же нужно остановиться: смысл подавляющего числа слов, по меньшей мере в нашем родном языке, не объясняется нам другими словами, а был усвоен иными способами.

Немецкие юристы закрепляют за словом определенное «объективное» значение, которое нужно лишь подставить, чтобы получить «объективный» смысл всей речи; но все же они также допускают, что на деле наравне с ним может окольными путями применяться и особый смысл, отличный от того «объективного» смысла, который говорящий хотел выразить своими словами. Но уже сам исходный пункт этого учения неверен.

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.