Take a fresh look at your lifestyle.

Понятие убийства

Понятие убийства относится, разумеется, к числу самых древних правовых достижений человечества, но до сих пор все еще не ясно, является ли убийством сообщение тяжело больному правдивой роковой вести с целью вызвать его смерть.

Если суеверия религиозные политические экономические или

Если окончательно будет дан положительный ответ на этот вопрос, то понятие роковой вести, тяжелой болезни, состояние намерения будут обнаруживать однозначную центральную часть понятия и сомнительную переходную зону. Исследователь-историк ограничится лишь констатацией того, что в заданный момент времени для автора правового предложения находилось в затуманенной центральной части понятия, а что — в размытой переходной зоне; взвешивание интересов и обеспечение их защиты, ведущие к разрешению сомнений, — это уже дело практической юриспруденции.

Наконец, особенно острое противоречие между позициями исследователя-историка и юриста-практика возникает в вопросе о неприменимых правовых предложениях. Правовое предложение черпает свою силу не из себя самого, а из общества, которое с его помощью защищает собственные интересы.

Но общество — явление отнюдь не единое и не статичное: достаточно часто отдельная социальная группа может навязать всему остальному обществу правовое предложение, которое окажется губительным, а будущим поколениям общество может передать такое правовое предложение, которое для них абсолютно не подходит. Если суеверия, религиозные, политические, экономические или общественные течения определяли способы взвешивания интересов, то от них люди могут отказаться при более тщательном рассмотрении данного процесса.

Революция, реакция, внешние опасности обусловливают такую защиту интересов, которая угрожает иным важным интересам.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (15 votes, average: 4,80 out of 5)

Если суеверия религиозные политические экономические или

Если окончательно будет дан положительный ответ на этот вопрос, то понятие роковой вести, тяжелой болезни, состояние намерения будут обнаруживать однозначную центральную часть понятия и сомнительную переходную зону. Исследователь-историк ограничится лишь констатацией того, что в заданный момент времени для автора правового предложения находилось в затуманенной центральной части понятия, а что — в размытой переходной зоне; взвешивание интересов и обеспечение их защиты, ведущие к разрешению сомнений, — это уже дело практической юриспруденции.

Наконец, особенно острое противоречие между позициями исследователя-историка и юриста-практика возникает в вопросе о неприменимых правовых предложениях. Правовое предложение черпает свою силу не из себя самого, а из общества, которое с его помощью защищает собственные интересы.

Но общество — явление отнюдь не единое и не статичное: достаточно часто отдельная социальная группа может навязать всему остальному обществу правовое предложение, которое окажется губительным, а будущим поколениям общество может передать такое правовое предложение, которое для них абсолютно не подходит. Если суеверия, религиозные, политические, экономические или общественные течения определяли способы взвешивания интересов, то от них люди могут отказаться при более тщательном рассмотрении данного процесса.

Революция, реакция, внешние опасности обусловливают такую защиту интересов, которая угрожает иным важным интересам.

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.