Take a fresh look at your lifestyle.

Классические римские юристы и законодатели

Глоссаторы, постглоссаторы, канонисты и практики общего права вынуждены были решать те же задачи, что и классические римские юристы и законодатели. Им также приходилось приспосабливать римское право к самым различным народам и нациям с разными обычаями и происхождением, для которых римские традиции и римское право были по большей части чуждыми, у которых были собственные правовые нормы и собственные обычаи.

То что при этом желательно опираться на критерии общего права

Как раз на эту ситуацию были ориентированы установления Юстиниана об источниках права, и поэтому в данном случае они были применимы. Но речь здесь шла лишь о том, какую силу следует придавать обычному местному праву и как разграничить это право и общее право. То, что при этом желательно опираться на критерии общего права, вполне понятно, как и то, что юристы, разбирающиеся в общем праве, действовали в данном случае достаточно жестко.

В любом случае для тех, кто с начала романтической юриспруденции и вплоть до возникновения исторической школы ссылался на установления Юстиниана, они были чем угодно, но только не теорией об источниках права: эти установления были для них законодательными актами о действии местного права и местных обычаев. Впервые лишь историческая школа юриспруденции привнесла сюда существенные изменения, сформулировав учение, столь великое по своему замыслу, что, будучи до сих пор непревзойденным, оно по сей день не может не вызывать восхищения. Говорить здесь можно только о Пухте и Савиньи. Этих двух первооткрывателей исторического правосознания отделяет от их последователей целая пропасть, особенно в области обычного права, и было бы бесполезно пытаться ее игнорировать. В свою очередь Пухту и Савиньи можно рассматривать как единое целое. Хотя временами у них встречаются расхождения в некоторых деталях, все же не создается впечатления, что авторы хотели выразить тем самым какое-то принципиальное несогласие друг с другом; примерно такие же расхождения возникают, когда один автор в своих более поздних работах высказывается несколько иначе, чем в ранних.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (16 votes, average: 4,50 out of 5)

То что при этом желательно опираться на критерии общего права

Как раз на эту ситуацию были ориентированы установления Юстиниана об источниках права, и поэтому в данном случае они были применимы. Но речь здесь шла лишь о том, какую силу следует придавать обычному местному праву и как разграничить это право и общее право. То, что при этом желательно опираться на критерии общего права, вполне понятно, как и то, что юристы, разбирающиеся в общем праве, действовали в данном случае достаточно жестко.

В любом случае для тех, кто с начала романтической юриспруденции и вплоть до возникновения исторической школы ссылался на установления Юстиниана, они были чем угодно, но только не теорией об источниках права: эти установления были для них законодательными актами о действии местного права и местных обычаев. Впервые лишь историческая школа юриспруденции привнесла сюда существенные изменения, сформулировав учение, столь великое по своему замыслу, что, будучи до сих пор непревзойденным, оно по сей день не может не вызывать восхищения. Говорить здесь можно только о Пухте и Савиньи. Этих двух первооткрывателей исторического правосознания отделяет от их последователей целая пропасть, особенно в области обычного права, и было бы бесполезно пытаться ее игнорировать. В свою очередь Пухту и Савиньи можно рассматривать как единое целое. Хотя временами у них встречаются расхождения в некоторых деталях, все же не создается впечатления, что авторы хотели выразить тем самым какое-то принципиальное несогласие друг с другом; примерно такие же расхождения возникают, когда один автор в своих более поздних работах высказывается несколько иначе, чем в ранних.

 

" />
Загрузка...
You might also like

Comments are closed.